Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Семинар "Я пишу для детей и подростков": Татьяна Моркина

Опубликовано 10.07.2021

Онлайн-семинар "Я пишу для детей и подростков" мы придумали для того, чтобы найти современных авторов, которые уже пишут для детей и подростков или только делают первые шаги в этом направлении. 

За неделю плотной работы участники семинара получают обратную связь по своим текстам и рекомендации по развитию своего личного авторского бренда, посещают разнообразные тематические семинары по детской поэзии, фантастике и др.

Представляем вам вторую часть финальной работы Татьяны Моркиной "Страшная тайна фрау У".

Онлайн Практический семинар

"Я пишу для детей и подростков"

 

Об авторе: Татьяна Моркина

Пишу для детей и подростков.

Лауреат Гайдаровского конкурса 2020, полуфиналист конкурса «Короткое детское произведение 2020»  «Насти и Никиты», полуфиналист конкурса «Берега детства 2020», победитель конкурса «Герои нашего времени» издательства «Нигма», член ТО ДАР.

Сказки Татьяны печатались в таких журналах, как «Качели», «Простокваша», «Вверх тормашками».

Творческая группа ВКонтакте "Дверца-тайница"

Инстаграм Татьяны Моркиной 

 

 

Страшная тайна фрау У

Глава 5
Таинственная

 

Поздно вечером того же дня мы с Надин крадемся вдоль забора. Сердце бьется так, будто сейчас выскочит из груди и поскачет мячиком по дороге.

Сад фрау У находится совсем рядом. Огромные ели прячут его от чужих глаз. И потому остается единственная возможность что-либо разузнать — забраться на живую изгородь из туи со стороны улицы. К счастью, рядом всего один фонарь.
Возле сада соседки Надин тормозит:

 — Давай ты, а потом я.

 — Твоя же очередь, я в прошлый раз лазила! — возмущаюсь я.

 — Хорошо, но тебе придется меня подкинуть.

Подкинуть! Надин выше меня почти на голову, и ноги у нее, как у страуса, — длинные и мускулистые. Если она будет карабкаться по мне, словно белка по пальме, это закончится плохо.

— Я тебе помогу! — подруга подставляет сплетенные пальцы.

Я молча лезу вверх, оттолкнувшись от ее рук. Пальцами хватаюсь за жесткую тую, которая в вечернем сумраке похожа на ощетинившееся животное. Минута — и я наверху. Все-таки не зря на скалолазание хожу.

В саду фрау У, оказывается, очень красиво. Круглый фонарь в траве, словно гигантский светлячок, освещает маленький пруд, столик и фигурку будды. Еще один  светильник — оранжевый гном — прячется в кустах.

— Ну, что там? — доносится шепот Надин.

— Ш-ш-ш! — шиплю я.

Пусть помается теперь там, внизу.

Еще раз не спеша оглядываю весь сад, стараясь ничего не упустить. Коротко стриженый газон, в углу высокое дерево, кажется, яблоня, а по периметру розовые кусты. Журчание воды в пруду успокаивает и навевает самые мирные мысли.

И вдруг справа, на соседнем участке, под чьими-то шагами шуршит гравий. Я пригибаюсь как можно ниже к изгороди. Хруст становится громче.

— Инди, Инди, где ты? — слышу я знакомый голос.

Вот черт! Это Штефан, его сад как раз рядом. Непоседа Инди часто убегает из дома, и тогда ее разыскивают по всей округе. Неужели Штефан и сейчас выйдет за ворота? Тогда мы пропали, он сто процентов нас заметит!

— Я вниз! — шепчу я в панике Надин.

— Инди, это ты? Куда ты там забралась, негодница? — голос Штефана уже близко, слышно, как  он возится у садовых ворот.

Я бросаю последний взгляд на сад фрау У и кубарем скатываюсь с забора. Мы с Надин мчимся, как вспугнутые хищником антилопы, пока не останавливаемся у нашего дома. Отдышавшись, бесшумно проскальзываем внутрь, добегаем до моей комнаты и падаем, беззвучно хохоча на пол. Из гостиной тоже доносится смех Марты.

— Инди, Инди! —передразниваю я Штефана.

— Мяу, милый Штефан! — отвечает мне в тон Надин.

Мы корчимся на полу.

— Слушай! — внезапно я перестаю смеяться. —У нас можно купить кокосы? Целиком?

— Да, а зачем тебе? — Надин подозрительно смотрит на меня.

— А иначе зачем держать на столе в саду топорик? Такой, знаешь, с широким лезвием?

Я почему-то начинаю запинаться. Надин смотрит на меня широко открытыми глазами, не мигая.

 

 

Глава 6
Неясная

 

— Мне, пожалуйста, кокосовое и ореховое. В рожке, — заказываю я у прилавка «Ледяного Сильвио» — итальянской кафешки недалеко от дома.

Витрина манит разноцветными горками и чудесными названиями: лимонный сорбет, земляничная радость, голубая лагуна. Сильвио зачерпывает мороженое круглой ложкой, и в лотке остается широкий след. Он напоминает облака, размазанные по небу.
Надин берет шоколадное с карамелью, и мы садимся на улице за тонконогий столик.
 Минуту едим молча, я — ложечкой, Надин — языком. Только сам хозяин подает мороженое, как мы называем, «в гнезде» — с широким ободком вокруг рожка. Так получается вдвое больше. 

— Ита-ак, — начинает подруга.

И с этими словами в мою голову опять возвращаются мысли о фрау У и ее тайнах.

Может, расскажем уже родителям? — робко предлагаю я.

—Ты что! — шипит Надин и оглядывается. — Какие родители! Это наше расследование! Они вызовут полицию и все испортят!

— Полицию? — вздрагиваю я.

— А то! —хищно улыбается Надин.

Повисает молчание.

 Я перебираю в памяти образы вчерашнего вечера. Сегодня при свете яркого солнца, когда на языке тают нежные сладкие льдинки, все кажется неправдой. Сумрак, сад фрау У и топорик на столике возле пруда, тускло поблескивающий в свете садового фонаря. 

— Может, мне показалось? 

— Показалось? — кричит Надин так, что младенец в коляске через улицу вскидывается в плаче.

— Ничего тебе не показалось! Это просто очередная улика, доказывающая, — она сбавляет тон, — что мы на правильном пути. На сегодня назначаю совещание. На нашем обычном месте.

И Надин решительно хрустит вафельным рожком.

 

Глава 7
Мистическая

 

— Слушай, может, хотя бы записку оставим? Типа, в нашей смерти просим винить....бла-бла-бла.
— Давай! — просияв, мигом соглашается Надин.

Мы роемся в карманах, но ни одной подходящей бумажки нет. И ручки тоже нет. Сложно найти бумажку и ручку, если сидишь на кладбище. Да-да, «наше место» — это старое кладбище недалеко от дома. Мы всегда обсуждаем тут дела и делимся секретами. Здесь уж точно некому подслушивать.

— Походим поищем?
— Ага, местным канцелярские товары очень нужны! — плетусь я за Надин.

Это кладбище мы знаем с детства, как свои пять пальцев. Оно закрыто давным-давно и народу здесь почти не бывает.
Вот надгробие фрау Вайс, это прабабушка Вероники Вайс, которая учится с нами в одном классе. Ох и вредина эта Вероника, надо сказать....А вот Джузеппе Сальятини, дедушка итальянца Марко, что живет с нами в одном доме. А вот...

Что такое? Свежая могила, совсем недавно выкопанная. Даже забор поставить не успели. 
— Винсент У, — читаем мы с Надин хором.
Ветер доносит жужжание пчел за воротами кладбища. И кажется, слышно, как встают дыбом волоски у меня на руках.
— Мы на пороге раскрытия страшного-страшного преступления, Михи! — рвет тишину шепот Надин.

Совсем еще не старый мужчина с фотографии на черном надгробии смотрит на нас напряженно и выжидающе.

 

Глава 8
Многозначительная


— Нет, нет и еще раз нет! — мотаю я головой, решительно крутя педали.
Мы несемся с кладбища домой на велосипедах.
Это уже ни в какие рамки не лезет! Топорики, спрятанные в гараже люди и вот — на тебе! — свеженькие трупы.
Нам точно нужно все рассказать! — твержу я в сотый раз.
— Михи, умоляю, это же успех! — Надин увеличивает скорость. — Нам сказочно везет! Никто еще так рано не начинал карьеру сыщика! Удача сама, буквально.... прыгает на нас. А ты ее мухобойкой!

Надин не на шутку разогналась. Ее велосипед несется вскачь, не разбирая дороги.
— Чем?
— Му-хо-бой-кой! — кричит моя безбашенная подруга и прыгает через бордюр.

Велик под ней негодующе всхлипывает. И в следующую секунду Надин, не удержавшись, хлопается на одну сторону, а ее несчастный транспорт, жалобно тенькнув звонком, — на другую.

— Вот видишь! — я спрыгиваю и помогаю ей подняться. — Это знак. Надо остановиться!
— Михи! — Надин полна решимости бороться дальше. — Откусите мой локоть, если нас  что-то остановит!

И с этими словами она седлает велосипед. Эх, я бы точно увидела в этом плохой знак. А она — молодец, на сдается!

Минуту едем молча.
— Ну, ладно,  — вздыхаю я. — Закончим третий пункт плана и тогда — обещай! — все расскажем.
—Йу-ху! — Надин победно жмет на звонок.

Доехав до дома, мы бросаем велосипеды у крыльца.
— Надо, как следует, все продумать. Последним пунктом у нас был дом? —я усаживаюсь и начинаю ковырять палочкой нагревшийся асфальт.
— Ага! И знаешь, что мы сделаем? — глаза Надин блестят. — Мы залезем на крышу, а оттуда на чердак!
—Э... — мычу я. — Крыша? Чердак?

И зачем я согласилась на этот третий пункт?
— Потому что! — Надин воинственно поднимает указательный палец. — Все преступники прячут самые страшные улики где? На чердаке! А как туда попасть? Конечно, с крыши!
— Ага! А если окно на крышу закрыто?
— А если нет? — Надин забирает у меня палочку и подбрасывает ее вверх.
— Может, лучше переодеться трубочистами? Они же лазят проверять каминные трубы.
— Хм-м....практично, но не романтично! — решает Надин.
— Зато очень логично! Правда....трубочист у нас в квартале всего один, герр Шварц, и он в этом году уже приходил.
— Вот видишь! — торжествует Надин — Значит, крыша!
— Главное, чтоб не крышка.

Если бы тогда я знала, что случится завтра, я поняла бы, что неспроста моя подруга свалилась с велосипеда. Но Надин я привыкла верить больше, чем интуиции.

 

 

Глава 9

Страшная


Вечер следующего дня застает нас в полной боевой готовности. Мои родители снова ушли, на этот раз в ресторан. Не стоило больших трудов убедить их в том, что нужно больше времени проводить вдвоем.

Надин уже у меня, из гостиной доносятся выстрелы и хруст — Марта смотрит детектив, заедая его солеными орешками.

Крадучись, мы поднимаемся по лестнице на второй этаж. С помощью длинной палки с крючком на конце, похожей на удочку, подцепляем люк на чердак и открываем его.
Откусите мой локоть! — Надин стучит по фонарю.
— Что там?
— Не включается!

Надин неистово жмет на кнопку, но света нет. Похоже, фонарь решил остаться дома.
— Что теперь делать? — пугаюсь я.
— Ничего!Будем светить телефонами.
— Телефонами?
— Ну, мы же не дадим себя остановить какому-то глупому фонарю!

Точно! Я решительно заношу ногу на ступеньку, отгоняя от себя мысли о плохих знаках.
Когда мы уже почти на чердаке, снизу вдруг слышится:
— Михаэла! Ты не спишь?

Вот черт! Старушка Марта!
— Что ей надо? — шипит негодующе Надин.

Я поспешно сбегаю вниз по лестнице. Еще не хватало, чтобы Марта застукала у меня подругу. Она ведь думает, что я в своей комнате, готовлюсь спать.
— Что-то с телевизором сегодня! Барахлит! —разводит Марта руками, с надеждой глядя на меня поверх очков.
Я осматриваю телевизор. Что за черт? Изображения нет. Шнур, вилка, розетка — в порядке. Честно сказать, ремонтник из меня никакой, телевизор у нас просто предмет мебели. Выдергиваю шнур из розетки, снова втыкаю, жму кнопки, трясу пульт. На экран будто черное покрывало накинули.

— Не понимаю! — чуть не плачу я.
Там, наверху, меня дожидается боевая подруга-сыщица, а без телевизора Марте будет нечем заняться. Все пропало!
— На самом интересном месте! — горестно вздыхает старушка.
— Ага!— с тоской подтверждаю я.
— И картина была такая замечательная, про Аббу! Детектив закончился, и слава богу!
— Абба? —вдруг мне в голову приходит одна мысль. — А вы читали книгу эту...ну, где все-все о них?
— Какую?

Я несусь со всех ног в кабинет, роюсь в книгах. Вот она! «Абба, история легенды».

Лечу в гостиную и вручаю Марте находку.

Она надевает очки:
— Не читала, надо же! Вот спасибо!
— Ага, а я вам сейчас и радио включу, садитесь сюда.
— Спасибо, Михаэла, ты меня утешила, — радуется старушка, опускаясь в кресло.
Я налаживаю радио погромче, говорю бодрым голосом:
— Ну, спокойной ночи, я, пожалуй, пойду!

— Иди, иди милая. Спасибо тебе! — шлет Марта мне воздушный поцелуй.

Фу-ух. Кажется, пронесло.
— Вы что там, чай пили? — негодующе шепчет Надин, когда я снова у люка.
Я только машу ей, мол, пошли уже.

Наш чердак похож на чудовище, которое когда-то было ого-го, а теперь на пенсии, мирно дремлет со связкой старых журналов и подрабатывает сторожем зимних вещей. Из опасного только шершавые деревянные балки наверху, того и гляди треснешься головой. Пригнувшись, мы торопливо заканчиваем приготовления. На талии у нас веревки, которые связаны крепким узлом. Мне нравится, что мы в такой связке, будто собираемся покорять Эверест.

На этот раз Надин идет первой, я вылезаю на крышу следом за ней. Мы медленно ползем на четвереньках вперед по коньку. Ох, и неудобно же лазить по крышам, должна я вам сказать. Жаль, что я не кошка.

Городок утонул во тьме, колокол на кирхе недавно пробил половину одиннадцатого. В такое время у нас уже никто не ходит по улицам, все заперлись по домам. Молоденький месяц, словно ноготок младенца, завис прямо над нами и укоризненно качает рожками.
— Ну, надо же разузнать, в чем тут дело, — оправдываюсь я перед ним.
Словно в ответ веревка больно врезается мне в бока.
—  Чего ты там? — шипит Надин.

Она уже далеко. Я осторожно двигаюсь за ней следом, проползаю мимо каминных труб, и вот мы обе на крыше фрау У.
Окно на чердак здесь гораздо ниже, чем у нас. Надо спуститься почти к краю.

Надин уверенно ложится на живот и скользит вниз.
— Осторожно! — боюсь я за нее, вдруг шмякнется? Лететь невысоко — второй этаж, но все равно страшно.

 Она, не оборачиваясь, спускается все ниже, к чердачному окну.

Я держусь одной рукой за конек и тоже ложусь на живот.
— Открывается! — слышен ликующий шепот Надин.

Ура! Нам все-таки ужасно везет в наших безумных затеях. И это несмотря на все знаки, предупреждения....

Темная тень вдруг бесшумно проносится мимо меня. Потом обратно! Что-то жесткое, кожаное коснулось лица. Что за чертовщина? И вдруг крылатый монстр кидается мне на грудь! Я вскрикиваю, пытаюсь закрыться руками и, выпустив конек, кубарем качусь по крыше. Прямо на Надин.
— А-а-а! — несемся мы клубком вниз.

Приземляемся на открытую маркизу и, прорвав ее, валимся на цветочную клумбу перед домом.

Тишина. Потом Надин начинает шепотом ругать меня, на чем свет стоит. А я тщетно пытаюсь  подавить в себе нервный хохот. Он, как джинн из бутылки, вырывается наружу одиноким «Гы-ы». 

В доме загорается свет и на балконе появляется фигура. 

— Кто здесь?! — в голосе фрау У нет испуга, скорее, удивление.

Я глупо молчу, уставившись на соседку снизу. В свете, бьющем из открытой двери, я впервые вижу ее без очков и платка.

 

 

Глава 10

Разоблачительная

 

Со мной все в порядке! — доносится из коридора женский голос.

А вот со мной — нет. Несмотря на то, что мы с Надин отделались парой царапин, ужасно стыдно сидеть здесь, в доме фрау У. Будто мы какие-то преступники.

Смотрю на Надин. Она бродит и фотографирует все на телефон, как и положено настоящему сыщику. Мы в гостиной, а хозяйка у входной двери разбирается с полицией. Какие у нас все-таки быстрые соседи!
— Ой! — Надин чуть не роняет огромный вазон (кажется, это так называется?).

Я видела такие только в музеях. И вообще, дом фрау У изнутри очень напоминает старинный замок. На стенах черные обои с позолотой. Всюду картины в потемневших рамах и подсвечники.

— Откусите мой локоть! — шепчет в восторге подруга.
Она разглядывает огромную расписную шкатулку на стеклянном столике.
— А тут, смотри, сколько  книг!— указывает она на шкафы.

Да, в нашей местной библиотеке меньше книг!
И вдруг Надин  издает какой-то нечленораздельный звук.
—Что? — подскакиваю я.
Нервы и так на пределе.

Но она мычит, зажимая рот рукой и тычет в книги.

Я подхожу к полке, пробегаю глазами корешки: «Убийство в летнем экспрессе» какой-то Моники У. Рядом, ее же, «Последний день графа Галоппини». И еще. Целая полка книг этой Моники У! Любимая писательница фрау...И тут до меня доходит! Это же....
— Ну, что? Пришли в себя? — возвращается хозяйка.

Я глупо таращусь на ее светлые короткие волосы и белую кожу. Ни одной татуировки, ни одного тайного знака, вопреки мечтам Надин, даже ни одной родинки! Перевожу взгляд на книжную полку.

 — Да, это мои книги, — кивает соседка. — Я вот уже двадцать лет пишу детективы.

 

 

Эпилог

Я иду по парку, шурша листьями, и улыбаюсь. В голове все еще крутится:
— Михаэла, молодец, у тебя есть чувство языка!

Уже месяц я хожу в литературную студию, которую ведет фрау У (кстати, фамилия у нее совсем не У. Ее зовут Моника Уттельсбах, У — это  творческий псевдоним). Писательница решила организовать такой кружок после нашего летнего приключения.
Может, у меня тоже что-нибудь получится? Я завела блокнот для разных умных мыслей. Фрау Моника говорит, что идеи могут настигнуть, где угодно. Поэтому она постоянно носит с собой листочки для записи. Именно их мы с Надин и нашли тогда у ее крыльца.

Соседка вообще очень смеялась в ту ночь, когда меня напугала летучая мышь и мы свалились с крыши. Все оказалось совсем не так, как мы думали.
Тот, кого я видела в гараже, был неживым. В смысле, даже не человеком. Просто фрау У часто покупает старые вещи и разные необычные штуки. Покупает, пишет о них, а потом продает. И хранит все это в гараже. Я увидела тогда манекен, который нужен был для детектива об ограблении магазина одежды.
 Мы вместе потом ходили в этот гараж. Там и рыцарские доспехи, и люстра из дворца короля Людовика, и бальное платье — чего только нет! И все настоящее.

А платки и длинную одежду соседка носит, потому что у нее аллергия на солнце. С рождения. А вечером и ночью, когда солнца нет, она может так не кутаться. Только вечером она никуда не выходит. Пишет книги.
— Тинь! —говорит телефон  у меня в кармане.

Сообщение от Надин:
— Михи, у тебя есть что-нибудь блестящее и острое? У меня родилась идея!
Пишу на ходу:
— Нет. Могу попросить у М. топорик из Азии, которым она режет фрукты.
Интересно, что на этот раз задумал блестящий и острый ум моей подруги?
Каникулы закончились, а приключения, похоже, нет. 

 

 

 

Читать еще по этой теме

Семинар "Я пишу для детей и подростков": Дина Артёмкина 

Семинар "Я пишу для детей и подростков": Нина Ветрова 

Семинар "Я пишу для детей и подростков": Ира Данилова

Семинар "Я пишу для детей и подростков": Елена Долговесова  

Семинар "Я пишу для детей и подростков": Людмила Дурягина

Семинар "Я пишу для детей и подростков": Наталия Душкина 

Семинар "Я пишу для детей и подростков": Алёна Ермолаева 

Семинар "Я пишу для детей и подростков": Наталья Кушнир (часть1)

Семинар "Я пишу для детей и подростков": Наталья Кушнир (часть 2) 

Семинар "Я пишу для детей и подростков": Татьяна Моркина (часть 1) 

Семинар "Я пишу для детей и подростков": Ирина Сумонина (часть 1) 

Семинар "Я пишу для детей и подростков": Ирина Сумонина (часть 2) 

Семинар "Я пишу для детей и подростков": Ирина Сумонина (часть 3) 

 

 

Политика cookie

Этот сайт использует файлы cookie для хранения данных на вашем компьютере.

Вы согласны?