Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Подписаться на нашу рассылку

 
 

Семинар "Я пишу для детей и подростков": Нина Ветрова

Опубликовано 17.12.2019

С 04 по 10 ноября 2019 года мы провели онлайн Практический семинар для авторов, пишущих для детей и подростков.

За неделю плотной работы участники семинара получили обратную связь по своим текстам и рекомендации по развитию своего личного авторского бренда, схему создания произведения с учетом детско-подростковой специфики, посетили семинары по детской поэзии, заглянули на кухню фантаста и многое другое.

Сегодня мы представляем вам финальную работу участницы семинара Нины Ветровой "Тишка и потерянные сны".

Онлайн Практический семинар

"Я пишу для детей и подростков"

 

  Автор

Нина Ветрова

 

 

 

Участник онлайн семинара

«Я пишу для детей и подростков»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Тишка и потерянные сны

 

Каждый вечер с наступлением сумерек у  окна каждого ребенка собираются сны. Откуда они берутся, - спросишь ты. Из волшебной страны сновидений. Увидеть их можно только закрыв глаза. Они ждут, потом потихоньку, на цыпочках подкрадываются к детям и рассказывают им на ушко удивительные истории, полные ярких красок, музыки и чудес.

Они ждут. Но они очень пугливы…

 

***

Эти сны каждую ночь видел и Тишка, веселый, озорной мальчик с добринкой в ярких глазах и непослушными, немного смущавшими его золотистыми кудряшками. Особенно несносным был вихор на затылке, пригладить который не было никакой возможности.

- Ну что он торчит как у петуха! – сердился Тишка.

- Он ловит сны, - улыбалась мама и целовала Тишку в любимый вихор.

Вполне возможно, что так оно и было. А может, виноваты часы с ангелом, повешенные когда-то папой над дверью Тишкиной комнаты и постоянно бубнившие «Всем спать, всем спать…»…

У Тишки действительно были особые отношения со снами. Он знал секрет засыпания. Когда приходило время, мальчик закрывал глаза и представлял, как все его игрушки оживают и дружат с ним по-настоящему.

И подаренный бабушкой Плюшевый Мишка, живший у Тишки почти с самого его рождения, и вся коллекция гоночных машинок, и особенно город, который он долго и кропотливо собирал из конструктора и выстраивал у себя на столе. Это был самый настоящий мегаполис с пожарной частью, полицейским участком и даже парком аттракционов, посреди которого гордо возвышалось Колесо Обозрения, приводимое в движение моторчиком и вызывавшее неизменный восторг и зависть у всех Тишкиных друзей без исключения.

А может он вовсе и не закрывал глаза? Может это было на самом деле? Как знать…

 

***

Но однажды вечером Тишке не спалось. Он все думал и думал о ссоре с соседом Мишкой, до сей поры считавшимся его лучшим другом.

Сегодня, когда мальчишки по обыкновению играми в «Словодел» и Тишка явно лидировал по очкам, Мишка вдруг выложил слово «выхухоль».

- Что?! – возмутился Тишка. – Не бывает такого слова!

-  А вот и бывает!

- Не бывает!

- А я говорю, бывает! Не веришь, посмотри в энциклопедии, - не сдавался Мишка.

- Тебе надо, ты и смотри. Нашелся грамотей. Энциклопедии читает, ботаник.

А нужно сказать, что Мишка действительно очень любил читать, особенно энциклопедии и словари, особенно про растения и животных. И много чего интересного про них знал и часто рассказывал. Например, про то, как маскируется палочник, или про плотоядные растения, Тишка раньше и не знал, что цветы могут кусаться, он думал, что это задача насекомых.

А еще Мишка носил очки.  И хоть занудой-всезнайкой никогда не был, прозвище «ботаник» к нему прилепилось и очень его расстраивало. А уж услышать такое от лучшего друга – это верх подлости и несправедливости.

- А ты… а ты…яколка и жулик! Думаешь, я не понял, что ты выучил, где какая буква лежит, и вытягиваешь то, что тебе надо? Жулик! Жулик! – чуть не плача кричал Мишка.

И если бы не вошедшая сестра Маша, ребята бы точно сцепились. Но драться, а тем более плакать при красивой Маше Мишка не мог, поэтому с ненавистью уставился на Тишку и прошипел:

- Ты мне больше не друг! Понял? Не друг! – и выбежал из комнаты.

 

***

Тишка закрывал глаза, но тут же открывал их снова. Конструкторные человечки по-прежнему улыбались из своего города, Часы бубнили «Всем спать, всем спать». Но мальчик никак не мог вытеснить из своей головы обидные слова бывшего лучшего друга.

Наконец, усталость начала побеждать, он стал проваливаться в радужные волны, но вдруг явственно услышал «Ты мне больше не друг! Понял? Не друг!» и резко сел на кровати.

Это было так неожиданно, что подкравшиеся сны метнулись в разные стороны, потом к окну и исчезли в тяжелом тумане.

 

***

Наутро Тишка проснулся мрачный.

– Ну, рассказывай, какие чудеса снились сегодня? – спросила мама и наклонилась, чтобы поцеловать любимый вихор.

– Никакие. Отстань, – буркнул Тишка и, увернувшись, выскочил из кухни.

– Отстань… - опустив голову, тихо повторила мама.

Тишка влетел в свою комнату, привычным движением включил люстру-самолет. Но полумрак не рассеивался. Он шел откуда-то изнутри.

– От-стань, от-стань, - бубнили часы над дверью.

Играть не хотелось. Читать тем более. Тишка уткнулся в полушку и заплакал.

 

***

– Тревога! Тревога! Внимание всем постам! Чрезвычайная ситуация! – резко выкрикивал рупор на полицейском участке конструкторного города.

– Что случилось? Пожар?! Спаси-и-те! – заверещала мороженница и все сразу забегали туда-сюда.

– Отставить панику! Это не пожар!

– А что? А что это? – сразу же раздалось с разных концов стола.

– Это хуже, – мрачно буркнул суровый полицейский в темных очках.

– Хуже?! Что за хуже?! Кто такой «Хуже»?! – заметались в панике человечки.

– Обозреваю. Пожара нет, - свысока констатировало Колесо Обозрения.

(Уф! – выдохнула вся пожарная станция разом.) – Преступники на своих местах. Лоток Мороженницы тоже здесь. Все в порядке. Опять учебная тревога. Когда уже это закончится?! Ни минуты покоя! Как можно обозревать в такой обстановке?

Колесо Обозрения хотело было продолжить тираду возмущения, но тут откуда-то сбоку послышалось:

– Сны. Это все сны.

– Что?! Какие еще сны? Кто это? О чем вы говорите?

Сны улетели, – печально повторил Плюшевый Мишка. – Тишкины чудесные сны.

– Как улетели?

– Куда? Зачем?

– Надолго? – затарахтел, забухтел, казалось, весь конструкторный город сразу.

– Боюсь, что навсегда, – опустив голову сказал Плюшевый Мишка.

И все стихли.

 

***

– Тишка так изменился, – грустила мама на кухне.- Молчит. Если не молчит, то грубит, если не грубит, то закрывается в комнате.

– Да ладно, мам, – успокаивала ее красивая Маша. – Переходный возраст. Не бери в голову.

– Эх, не ожидала я от него такого, - вздыхала мама и, отвернувшись, смахивала подступавшие слезы.

 

***

– Так больше нельзя. С этим надо что-то делать!

Взволнованный шепот на столе не успокаивался уже не первую ночь.

– Отставить панику! Будем рассуждать логически, - слово взял главный полицейский конструкторного городка. - В чем причина наших несчастий? Очевидно, в отсутствии снов. Что нужно делать? Поймать их. Зачем поймать? Потому что они сбежали. Почему сбежали? Преступники? Нет, просто так захотели. Значит, ловить не за что. Можно ли ловить кого-нибудь не за что? Нет. Вывод. Ловить нельзя.

– Гениально! – язвительно констатировало Колесо Обозрения.

– Зачем же ловить? – скромно спросил Плюшевый Мишка. – Нужно найти их и объяснить, что ничего страшного не случилось, что Тишка больше не улыбается, что всем без них плохо и что мы очень-очень хотим, чтобы они вернулись.

– Внимание! Внимание! Для выхода из чрезвычайной ситуации необходимо найти сны и объяснить им… э-э.. и объяснить им. – торжественно выдал рупор.

– Ну вот и найди, вот и объясни, - побуждения к действию так и посыпались на бедного Медведя.

– Да я готов! Но ведь они улетели! А я всего лишь Медведь! Я даже прыгать, не то что летать не умею!

– Значит нужно летать! Кто может летать?

Вопрос повис в воздухе. Все осматривались, пытаясь найти кого-нибудь, хоть немного подходящего.

Вдруг со стороны двери раздался тихий шорох. Игрушки затихли, но никто не вошел. Движение было над дверью, там, где висели причудливые, выкрашенные в синий деревянные часы с ангелом, направлявшим стрелки. Платье ангела, тоже синее, зацепилось за цифру "11", и тот тщетно пытался высвободиться. Наконец, подоспевшая минутная стрелка помогла застрявшему и он тихо сказал:

– Я полечу. Я же Ангел.

– И правда, - отозвался главный полицейский.

– Конечно! – обрадовался Плюшевый Мишка. – Помните, что сказала мама, когда принесла эти странные часы? «Этот Ангел Будет охранять твои сны.» Без него никак! Только вот где их искать, эти сны?

– Позвольте, я скажу, - чуть смелее и подавшись вперед начал Ангел. – Бабушка говорила, что сны живут высоко за облаками, там, куда не доберутся обиды и слезы, а дорога к ним – радуга, поэтому они и радужные. Прилетая, они несут с собой доброту и свет в детские души, вот почему все без исключения дети улыбаются во сне.

– Внимание! Внимание! – торжественно начал рупор. – Ангел с часов и Плюшевый Мишка вызвались спасать сны! Возражений нет!

– Есть возражения! – уверенно раздалось с соседней полки.

– Кто здесь? – встрепенулся главный полицейский.

– Разрешите представиться. Чу. Чудесный обезьян. – Чу торжественно снял шляпу и поклонился.

– И в чем же твоя чудесность? В шляпке? Или, может, в хвосте? – снова съязвило Колесо Обозрения.

– Да хотя бы и в хвосте, - несколько обиженно, но все еще очень уверенно заявил Чу. – Моя чудесность не нуждается в признании.

Чу состроил гримасу и показал язык.

Колесо Обозрения смогло только ахнуть. Кажется, если бы не опроры, оно рухнуло бы прямо на пол.

– Да ладно вам ссориться! Мы все чудесные, и ты, Чу, и вы, многоуважаемое Колесо. Иначе нас бы здесь не было. У Тишки ведь самые лучшие игрушки в мире, - примирительно сказал Плюшевый Мишка.

Эти слова несколько успокоили игрушек, ведь это была правда.

– Ладно. Я никого не хочу обидеть, - примирительно сказал Чу. – Надо спасать сны, все остальное – болтовня. Я лечу с вами.

– Решено! – снова завещал рупор. - Летят трое: Ангел, Плюшевый…

– Четверо! – выдал главный полицейский, впервые позволив себе перебить старшего по званию и сильно смущаясь на этот счет. – Без стража порядка лететь нельзя. Необходимо взять меня с собой.

Высказанный тон не терпел возражений, все молча согласились.

– Остается открытым вопрос о транспортном средстве, - заявило Колесо Обозрения, которое уже успело немного оправиться от грубости Чу. – Ангел всех явно не унесет, такой щупленький.

Он смущенно опустил глаза. С этим нельзя было не согласиться.

– Не унесет, не унесет! Щупленьки-и-й! – запричитала Мороженница.

– Я унесу, - послышалось сверху.

– Кто я? – все в недоумении подняли головы.

– Самолет.

– Какой ты самолет, ты люстра! – послышалось с разных сторон.

– Я – самолет, - уверено заявила люстра.- Вот крылья, вот хвост.

– А шары вон те зачем? Топливо? – не унималось Колесо.

– Это лампы. Они будут освещать дорогу. Как вы собираетесь добраться за облака в темноте?

На этот раз возражений не последовало. Решили лететь на люстре.

 

***

Полицейский, Чу, Плюшевый Мишка и Ангел, который, в общем-то, не нуждался в транспортном средстве, но с ним было спокойнее, забрались в люстру, а точнее в самолет, и отправились на поиски потерянных снов.

 

***

Вот уже несколько дней Тишка был сам не свой. Он слонялся из угла в угол, не зная, чем себя занять. Все стало каким-то неинтересным и чужим. Не хватало Мишки.

И хотя мальчик и осознавал, что Мишкины слова были отчасти правдой, признаться в этом кому-то, а особенно себе, казалось невозможным.

Мишка тоже страдал, но по-своему. Он то с головой уходил в книги («Наконец-то у меня есть время на что-то полезное! А то ношусь с этим выскочкой целыми днями!»), то бросал их, приходя к выводу, что Тишка прав, и он действительно ботаник, неспособный закрыть глаза на мелкие недостатки лучшего друга.

Лучшего друга. А сколько всего между ними было, хотя знакомы они каких-то 3 года! И шкодили вместе, и играли, и просто болтали часами. Тишка всегда внимательно слушал и вникал во все, даже самые бестолковые Мишкины бредни. А еще подсказывал. Невпопад, но старательно. И всегда защищал. Взять хотя бы стычку с третьеклассником, который грозился отобрать накопленные деньги по праву старшинства. Тишка даже не раздумывал, победит ли он.

Просто кинулся на обидчика со словами «Щас как дам в пузо!». А обидчик был на две головы выше. Мог бы и сам в пузо схлопотать, но кинулся. А как он защищал всех девочек во дворе, и знакомых, и незнакомых, просто потому, что они девочки. Благородный. А он, Мишка, просто занудный ботаник, единственного друга сохранить не сумел…

 

***

Без друга грустно. Без друга плохо. Тишка давно и отчетливо это понимал. Но как помириться, чтобы не быть виноватым? «Прийти и сказать, «Давай мириться!», значит признать, что я яколка и жулик. А это не так. Или так? Нет не так! Так не пойдет!» Внутренний монолог мальчика постоянно натыкался на невидимую преграду, нерешаемую задачу. Вот бы она разрешилась сама! Вот бы Мишка сам пришел и извинился!

Но тогда получается, что он признает свою вину. А он ведь не виноват. Слово такое есть, Тишка выяснил. Да и неправильно это как-то. Мишка, конечно, слабак, в смысле физической силы, но добрый, справедливый и настоящий. Настоящий друг… Хотелось плакать. А еще больше вопить на весь дом. А еще больше драться и все крушить. Глупая, нелепая ситуация. Отчаяние.

 

***

«Интересно он тоже мучается? Нет, неверное нет. Сидит себе, читает энциклопедии, чтоб они провалились! Да нет, думает. Поговорить-то с кем-то надо. Да и на улицу он один не пойдет. Или пойдет? Пойдет и найдет себе нового друга, получше, который не будет его обзывать.

Найдет нового друга? А как же я?»

И Тишка готов был бежать, умолять и даже плакать. Но опять останавливался, представляя себе, как улыбнется Мишка, по-взрослому так, вроде «я все понимаю, у детей такое бывает».

И тяжелые мысли снова бежали по кругу.

 

***

– Смотрите, смотрите!

– Вон они!

– Летят!

– Ура!

Конструкторный городок, да и все остальные игрушки в комнате, оживились в ожидании отчета о путешествии.

Самолет аккуратно спикировал в приоткрытое окно, высадил пассажиров и пристроился у потолка.

– Ну что?

– Нашли?

– Как дела?

– Ну не молчите! – Загудели все разом.

– Обозреваю. Посланники вернулись. Посланники молчат. Посланники грустны, - важно начало монолог Колесо Обозрения.

– Нашли или нет? – громко, так, что все вздрогнули, прервал его Рупор на пожарной части.

– Нашли,  – опустив голову сказал Плюшевый Мишка.

– Так значит прилетят? Ура! Ура! Молодцы, – заверещала Мороженница.

– Не прилетят, – Ответил Ангел. – Некуда лететь.

 

Часы монотонно бубнили «Всем спать, всем спать…». Мягко светил ночник. Тишка улыбался во сне.

 

 

 

ноябрь 2019
 

 

Хотите стать участником онлайн Практического семинара "Я пишу для детей и подростков"?

Приходите к нам в декабре!

  

 
 
 
Читать еще по этой теме